Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Военное право - Воинская часть новомихайловка туапсе какие воиска

Воинская часть новомихайловка туапсе какие воиска

Туапсе – город-воин


Иван Семенович Невенчанов родился в 1907 г. в рабочей семье. В 1920 г. приехал в Туапсе, работал на строительстве нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) молотобойцем.

Окончив курсы, получил квалификацию электромонтера и был назначен бригадиром по монтажу электроподстанции НПЗ, а затем по реконструкции электросиловых установок трубчатой и кубовой батареи завода.

В 1929 г. вступил в комсомол.

Член заводского комитета ВЛКСМ. С 1931 г. член ВКП(б). В течение двух лет учился во всесоюзной центральной школе профсоюзного движения ЦК союза нефтепромыслов Кавказа (Баку).

После окончания курсов вернулся на туапсинский НПЗ. Работал заведующим профкабинетом Дворца культуры нефтяников (ДКН), затем заместителем директора, директором ДКН. В 1937 г. избран членом Туапсинского райкома ВКП(б), назначен заведующим отдела, а затем 2-м секретарем.

С июня 1941 по август 1945 гг.

первый секретарь Туапсинского райкома ВКП(б). После окончания Великой Отечественной войны был направлен на руководящую хозяйственную работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства Кубани (руководил восстановлением мукомольной и маслобойной промышленности, механических мастерских, МТС). В послевоенные годы избирался членом Туапсинского, Брюховецкого и Тихорецкого райкомов КПСС, депутатом райсоветов этих же районов.

В 1967 г. вышел на пенсию. За годы первых пятилеток город Туапсе из небольшого заштатного городка вырос в один из крупных промышленных центров Кубани.

Здесь были построены нефтеперегонный, судоремонтный, механический и машино­строительный заводы, реконструирован торговый порт, сооружено крупное паровозное депо, получила развитие пищевая промышленность, выросли жилые благоустроенные дома, а вдоль прибрежной полосы Черного моря появились санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, в которых отдыхали трудящиеся нашего района и их дети. Набирали силы колхозы и предприятия в районе. Объем задач, решаемых руководством Туапсинского района, резко возрос.

В связи с возникшими трудностями в управлении одновременно городом и районом, в 1940 году город Туапсе решением правительства был выделен в самостоятельную административную единицу краевого подчинения. Для района руководящие партийные и советские органы пришлось формировать заново.

Первая районная партийная конференция избрала секретарем райкома партии С.

Т. Оганесяна, вторым секретарем — И. С. Невенчанова, которые приступили к работе, к руководству партийной и хозяйственной деятельностью района, объединившего 11 сельских советов, 38 колхозов, а также коопе­ративно-промышленные и лечебные предприятия.

Партийная организация уже видела перспективу развития производительных сил района, но война, развязанная нацистской Германией, нарушила мирный труд страны, превратила её в единый военный лагерь, изменила стиль работы партийной организации, определив её новые задачи, формы и методы работы. Ушли защищать Родину первый секретарь райкома С. Т. Оганесян и ряд других ответственных работников райкома и райисполкома, в связи с чем первым секретарем был избран я.

На остальные должности выдвигалась способная молодежь.

Взамен призванных в армию мужчин оставшиеся женщины заменили их в колхозах.

Характерным является то, что имея возможность уехать в тыл, они отказывались от этой привилегии, понимая, что фронтовикам нужна не только материальная, но и моральная поддержка. Подчиняясь лозунгу: «Все для фронта, все для победы!», наша партия поднимала народ на трудовые и боевые подвиги.

Прифронтовой район Партийная организация прифронтового района, каким стал Туапсинский район в 1942—1943 годах, проводила большую политико-массовую, воспита­тельную и организаторскую работу среди жителей сел. Для более целеустрем­ленной и оперативной работы районный комитет партии выделил в составе Туапсинского района четыре зоны:

  1. первая – Джубгская. Она охватывала Армянский и Немецкий Бжиды, Джубгу, Дефановку и Молдавановку (Шапсутскую);
  2. третья Георгиевская с населенными пунктами Чилипси, Индюк, Кривенковская, Георгиевское и Анастасиевка;
  3. четвертая – Туапсинская. Эта зона распространялась от Ольгинки до Туапсе и от поселка кирпичного завода до Туапсе.
  4. вторая — Новомихайловская. В неё входили Тенгинка, Пляхо, Новоми-хайловская, Подхребетное и Псебе;

За каждой зоной закреплялись члены бюро райкома и члены исполкома районного Совета депутатов трудящихся.

За первой зоной был закреплен автор этих строк, за второй — председатель райисполкома П. Л. Куприн и за третьей — второй секретарь райкома С. А. Борисов. Четвертая, Туапсинская зона, в случае прорыва немцев и выхода их в город, передавалась военному командованию.

В этом случае часть партийного и хозяйственного актива должна была уйти в горы и начать вести партизанскую войну с немецкими оккупантами, другая же часть актива — влиться в воинские соединения, ведущие бои за Туапсе.

Выделенные зоны совпадали с зонами оборонительных рубежей военного командования Туапсинского Оборонительного района (ТОР). Такая организация давала возможность наиболее целеустремленно разрешать задачи перестройки всего народного хозяйства района приме­нительно к условиям военного времени.

Все вопросы партийного, советского, хозяйственного и военно-оборонительного характера решались на местах совместно с сельскими советами и военным командованием соответствующей зоны.

Тяжело приходилось работать на колхозных полях в военное время. Не хватало рабочих рук, тягловой силы, транспортных средств, инвентаря. В селах и аулах остались, в основном, женщины, дети, старики.

А над полями, по мере приближения войны к району, с утра до вечера проносились немецкие самолеты.

Они в любую минуту могли расстрелять ни в чем не повинных и беззащитных людей. Советские люди не боялись трудностей. Землю на полях копали лопатами, разрыхляли кирками и мотыгами.

Так как лошади были взяты для нужд армии, колхозницы для обработки общественных земель предоставляли своих коров, которых запрягали подобно лошадям. Таким инвентарем и такой тягловой силой женщины и подростки в 1943 году только в колхозах Георгиевского Совета вспахали более 250 гектаров земли, а всего по району таким путем было поднято свыше 1000 гектаров.

Колхозницы наших сел принимали все меры, использовали все имеющиеся в их распоряжении способы для получения хорошего урожая всех сельскохозяйственных культур и особенно табака, этой ценной и незаменимой продукции для фронтовиков. Перестроив на военный лад работу в колхозах, в годы войны труженики колхозов района вырастили и сдали государству для нужд фронта 780 лошадей, свыше 6 тысяч голов крупного и мелкого скота, около 6 тысяч центнеров табака, более 30 тысяч центнеров фруктов, овощей, ягод и другой сельскохозяйственной продукции.

Перестроив на военный лад работу в колхозах, в годы войны труженики колхозов района вырастили и сдали государству для нужд фронта 780 лошадей, свыше 6 тысяч голов крупного и мелкого скота, около 6 тысяч центнеров табака, более 30 тысяч центнеров фруктов, овощей, ягод и другой сельскохозяйственной продукции. Туапсинский район многонациональный. На его территории проживали русские, украинцы, чехи, молдаване, черкесы, армяне и представители других народностей.

Жили в единой братской семье, но вместе с тем каждая национальность имела свои исторически сложившиеся традиции, обычаи, уклад жизни, национальный характер, привычки.

Были и чисто национальные поселения: в Молдавановке, в основном, проживали молдаване, в Тенгинке — армяне, в Куйбышевке — адыги. Все это надо было учитывать при организации политико-массовой и воспитательной, а также организаторской работы с населением в военное время, особенно при выдвижении руководящих советских, хозяйственных и партийных кадров.

Для молодой партийной организации (районный комитет партии был образован только в 1940 году), это была, прямо скажем, нелегкая задача. Нужны были чуткость и партийная гибкость.

На руководящие посты выдвигались в большинстве своем женщины и мужчины непризывного возраста либо непригодные к военной службе по состоянию здоровья. Молдаванка Екатерина Еремеева до войны работала рядовой колхозницей в колхозе имени Фрунзе села Молдавановка, имела пятерых детей от трех до одиннадцати лет. В годы войны была звеньевой, бригадиром табачной бригады.

Затем колхозники избрали ее председателем своего колхоза. Еремеева не только воспитывала своих детей, но и руководила сельхозартелью.

Председателями колхозов также были избраны Наталья Чуприна (колхоз «Путь к социализму» села Дефановка), Карапет Стамбулджи (колхоз «Искра социализма» села Пляхо), Айса Яквашев (колхоз «Агуэ-Шапсуг» аула Куйбышевка). Работница колхоза «Путь Ленина» Елена Костенко стала председателем Новомихайловского сельского Совета, финансовый агент Мария Кондрашина – председателем Дефановского Совета, учительница Анна Крылова руководила сельским Советом села Подхребтовое.

Мария Закройцева и Татьяна Романченко работали в Джубге разнорабочими. Но когда их мужья ушли защищать Родину, они стали трудиться вместо них.

Мария Закройцева стала директором Джубгского заготовительного пункта Главтабак, а Татьяна Романченко – – председателем Джубгского сельпо.

В это же время из рядовых работников были выдвинуты: заведующей районо -Клавдия Ершова, секретарем райкома партии • Валентина Колосова, заместителем председателя райисполкома — Александра Руденко, секретарями райкома комсомола – – Тая Шаламова, Боя Тхагушева, Генриетта Пономарчук.

Трудно было нашим женщинам руководить сложным хозяйством в те тяжелые времена. Многие из них к тому же являлись многодетными матерями. Нужно было проявлять заботу о детях, воспитывать достойную смену.

Справлялись они со своими новыми и ответственными обязанностями с большой честью. Все они помогали фронтовикам ковать победу над фашистской нечистью. Все для фронта! Активистки наших сел собрали среди населения и отправили фронтовикам тысячи комплектов теплой одежды и обуви, варежек и шапок-ушанок.

В крупных населенных пунктах: в Джубге, Новомихайловском, Георгиевском и других они организовали пошивочные мастерские на общественных началах.

В этих самодеятельных мастерских умелые женские руки изготавливали для советских воинов верхнюю и нижнюю одежду, теплые рукавицы, шапки-ушанки и другие вещи. Искусницы вязали шерстяные перчатки и варежки, вышивали полотенца, кисеты и носовые платочки. Материалы для этих изделий жители сел приносили безвозмездно из своих домашних запасов.

Бережно и с большой заботой укладывали в посылки домашние лакомства и черноморский табачок. Писались письма, наполненные материнской любовью и девичьей лаской.

Наибольшую активность и организаторскую способность в этом политически важном мероприятии проявили Мария Закройцева, Татьяна Романченко, Наталия Куприна, Зинаида Мусияко, Елена Костенко, Мария Жарковская, Анна Фалеева, Мария Кондрашина и многие другие. Труженики наших сел из своих личных сбережений внесли на строительство танковой колонны «Защитник юга» более 130 тысяч рублей и собрали свыше 180 тонн металлолома. Всего же трудящиеся района внесли в фонд обороны страны более полутора миллионов рублей.

Патриотический подвиг тружеников Туапсинского района был высоко оценен партией и правительством.

В телеграмме, полученной из Москвы на имя первого секретаря райкома партии и председателя райисполкома, говорилось: «От имени Государственного Комитета Обороны и от себя лично объявляю благодарность трудящимся Туапсинского района за участие личными сбережениями в обороне страны.

Сталин». В неизмеримо тяжелых и опасных для жизни условиях трудились рыбаки и рыбачки рыбколхоза «Родина» во главе с председателем — старым комму­нистом Никифором Дмитриевичем Кругловым.

Все самоходные рыболовные суда были переданы командованию Черноморского Военно-Морского Флота. На оснащении рыбаков остались небольшие лодки и весельные баркасы (гребной флот) и то в ограниченном количестве. Война ослабила кадрами рыболовецкий колхоз, приходилось бригады укомплектовывать пенсионерами, подростками, пожилыми людьми.
Война ослабила кадрами рыболовецкий колхоз, приходилось бригады укомплектовывать пенсионерами, подростками, пожилыми людьми.

Рыбколхоз имел в то время три бригады: Тенгинскую, Новомихайловскую и Ольгинскую. Укомплектованы они были большей частью женщинами и подростками из рыбачьих семей.

Мужчины-рыбаки все ушли на фронт.

Работа рыболовов была поистине опасным делом: днем они подвергались бомбежкам и обстрелам с самолетов, а поэтому в основном лов рыбы произ­водился в ночное время и в прибрежных водах.

Несмотря на это, они перевыполняли план добычи рыбы, отдавая большую часть её в госпитали на дополнительное питание раненых.

Нелегким был и труд рабочих Туапсинского леспромхоза. До войны они заготавливали и отправляли древесину ценных кавказских пород строителям страны, а также предприятиям легкой промышленности для изготовления красивой и высококачественной мебели.

Тонкомер твердых пород определенного сортимента отправлялся на шахты Донбасса как крепежный материал. В годы войны профиль и назначение лесозаготовок существенно изменились.

Теперь лес необходимо было заготавливать и отправлять действующей армии для строительства оборонительных сооружений. У лесозаготовителей появились и новые трудности.

На нужды фронта был отдан весь транспорт леспромхоза.

Не хватало рабочих рук, инструментов, транспортных средств и трелевочных материалов.

Валка леса и его обработка производились ручными пилами. Трелевали хлысты волами и лошадьми, а с крутых горных склонов спускали по деревянным лоткам.

Совершенно отсутствовали погрузочно-разгрузочные механизмы. В 1942 году положение еще более обострилось.

Враг упорно рвался в горные районы Кавказа. На дальних подступах к Туапсе и Новороссийску развернулось строительство оборонительных сооружений.

Фронт настойчиво требовал увеличить поставку крепежных материалов. Районный комитет партии объявил заготовку леса первоочередной задачей военного времени.

Выполняя требования действующей армии в поставке строительных, крепёжных и других материалов, работники леспромхоза производили валку леса ручными пилами, спускали его с крутых гор и также вручную производили погрузку в вагоны. Но с установленными заданиями справлялись. Повседневное оперативное руководство заготовкой и отправкой леса воинским частям осуществляли директор леспромхоза Василий Антонович Мерешко и секретарь райкома комсомола Тая Шаламова.

Райком комсомола взял над леспромхозом шефство. На главный участок работы в Чилипси по комсомольским путевкам прибыло более 100 комсомольцев и несоюзной молодежи.

Юноши и девушки показывали образцы сознательной дисциплины и высокой производительности труда.

Молодые труженики выполняли свои дневные задания на 115—120%. На территории района располагались два фруктово-варочных завода: один в Джубге, а второй в Туапсе.

Основными поставщиками сырья для заводов являлись колхозы района. Кроме того, заводы вели нецентрализованные заготовки плодово-ягодных культур (садовых и дикорастущих) у населения. Леса Туапсинского района обладают богатейшими ресурсами дикорастущих культур, пригодных для пищевых предприятий.

На обоих заводах трудилось немногим более 100 человек. Половину этого немногочисленного коллектива составляли комсомольцы и несоюзная мо­лодежь. С развертыванием на территории Туапсинского района сети военных госпиталей спрос на продукцию этих заводов резко возрос, вследствие чего было решено существенно увеличить их мощность за счет установки оборудования с демонтированных краснодарских заводов.

Основную работу по доставке оборудования проделали комсомольцы во главе с Леной Гох и Надей Бесединой.

Командование Туапсинского оборо­нительного района оказывало помощь в транспортных средствах. Общими силами технологическое оборудование было перевезено и смонтировано. Активно поддерживала и повседневно помогала молодежи секретарь партийной организации джубгского фруктово-варочного завода Александра Федоровна Ильиченко, бывшая одновременно и начальником службы снабжения завода.

Общее руководство реконструкцией заводов осуществляли директора: Туапсинского — Колесников, джубгского — Сергей Федорович Соколов. Оба они были старыми коммунистами.

Дополнительная установка более мощных котлов, терок, сушилок и других агрегатов способствовала увеличению производительности заводов и расширению ассортимента выпускаемой продукции.

Коллективы заводов изготовили и передали госпиталям, воинским частям и торгующим органи­зациям Туапсе и района около 2000 тонн сладкой продукции (джем, повидло, варенье), а также свежих и сушеных фруктов.

Немецкая авиация не щадила и предприятия пищевой промышленности. От прямого попадания авиабомб была полностью разрушена контора Туапсинского фруктово-варочного завода, часть производственных цехов. Но несмотря на бомбежки, работа продолжалась.

Рабочие варили продукцию, восстанавливали разрушенные и поврежденные заводские сооружения. Прифронтовая школа Вблизи фронтовой полосы, под постоянной угрозой налета вражеской авиации, учителя Туапсинского района с полной отдачей сил и способностей проводили занятия в школах. Не было тетрадей, карандашей, бумаги.

Дети писали на газетах и журналах поперек печатных строчек, на обрывках оберточной бумаги, на старых, давно уже заброшенных, дедовских грифельных досках. Трудности военного времени дети переживали вместе со взрослыми, поэтому и учились настойчиво и упорно.

Во время летних каникул учителя вместе со своими питомцами выходили в поля и помогали колхозникам. Когда над полями пролетали немецкие самолеты и выпускали по мирным людям пулеметные очереди или сбрасывали две — три осколочные авиабомбы, дети вместе со взрослыми рассыпались по кустам, как цыплята от хищного коршуна.

Для районных школ в этот период много сделали: заведующая районо Клавдия Владимировна Ершова, учителя школ Дахамиль Ахметовна Ачох (Шхалахова) в Псебе, Анна Исаковна Текмеридис и Сергей Михайлович Медведев в Новомихайловском, Лилия Александровна Пономарева в поселке кирпичного завода, Наталья Шакуло в Анастасиевке и многие другие. Благодаря их самоотверженному труду дети нашего района все годы войны были связаны со своими школами, с производственными участками.

Благодаря напряженной работе и организующей роли учителей сельских школ, занятия не прекращались даже в самое суровое и опасное время боевых действий на границе Туапсинского района осенью 1942 года. Строительство агойского военного аэродрома Огромный вклад внесли жители Туапсе и Туапсинского района в строительство военного аэродрома в Агое.

Для выполнения этого задания райком организовал штаб строительства, во главе которого был Николай Николаевич Самойлов. К работе были привлечены колхозники, рабочие и служащие. На строительстве аэродрома ежедневно были заняты свыше тысячи человек и сотни пароконных и одноконных подвод.

Бригады строителей возглавляли опытные руководители и организаторы сельскохозяйственного производства председатели колхозов Карапет Стамбулджи из села Пляхо, Айса Яквашев из аула Куйбышевка, Владимир Шлегер из села Красное.

Общее руководство строительством осуществлялось специалистами военного командования. Партийно-полити­ческую и организаторскую работу на стройке обеспечивали уполномоченные райкома партии Ованес Маркарян — заведующий орготделом райкома, Аркадий Керселян – заведующий отделом пропаганды и агитации, Виктор Рубцов – заведующий райфо, Николай Самойлов уполномоченный Министерства заготовок по Туапсинскому району, Тая Шаламова — секретарь райкома комсомола.

На помощь строителям пришли рабочие и инженерно-технические работники городских и районных промышленных предприятий. Дорожно-эксплуатационный участок (ДЭУ) прислал экскаватор и два паровых дорожных катка. Рабочие кирпичного завода привезли рельсы узкой колеи, вагонетки к ним доставили труженики рыбозавода.

Коллектив туапсинского судоре­монтного завода имени Ф.

Э. Дзержинского отремонтировал и доставил через Агойский перевал к месту строительства паровоз для узкоколейки.

Руководили ремонтом паровоза и переброской его в Агой директор завода Владимир Григорьевич Дегтярев и председатель горисполкома, член городского комитета обороны Дмитрий Акимович Шпак. Эти мероприятия намного ускорили строительство аэродрома. Начав работу в сентябре 1941 года, к майским дням следующего, 1942 года, аэродром сдали в эксплуатацию; на нём стали базироваться самолеты истребительной авиации.

Серокрылые «чайки» и «ишаки» ( «Ишак», «ишачок» — так неофициально в советской военной авиации называли истребитель И-16, отличавшийся особой сложностью в управлении), действуя с агойского аэродрома, вписали немало героических страниц в историю Туапсинской оборонительной операции.

Советские соколы в горных условиях показывали чудеса героизма. Они кружили по тесным горным ущельям, прижимаясь почти вплотную к отвесным склонам, садились там, где в мирное время не сделал бы посадку даже самый смелый и опытный летчик.

Своим метким огнем они уничтожали немецкие огневые точки, живую силу и технику, наносили ощутимые удары по переднему краю противника, вели разведку вражеских коммуникаций. Наши славные летчики на бывших учебных самолетах У-2 доставляли на передовые почту и боепитание, обратным рейсом увозили раненых и больных.

Запомнился мне такой случай. Был я на аэродроме по служебным делам у начальника штаба авиационного полка. Солнце клонилось к вечеру. Самолеты возвращались с боевого задания. По долгу службы их вышел встречать и начальник штаба. По выражению его лица вижу: что-то случилось. Спрашиваю у него: «Что произошло?».

Спрашиваю у него: «Что произошло?».

«Нет двух самолетов, — отвечает он мне, — в том числе и самолета командира звена»

.

Прошло некоторое время, вдруг со стороны Куйбышевки на посадку идет самолет командира звена.

Значит, потеряли только одного летчика.

Но интересно, что у него на крыле? Когда самолет сделал разворот и совершил посадку, мы стали свидетелями небывалого в истории авиации случая. На крыле самолета, уцепившись руками за плоскость самолета мертвой хваткой, лежал почти в бессознательном состоянии летчик с подбитого вражескими зенитками самолета.

Летчику немедленно была оказана медицинская помощь. Командир звена рассказал нам как это произошло. Выполняя боевое задание в районе Абинской, был подбит вражескими зенитками наш самолет и сделал вынужденную посадку на территории, занятой немецкими оккупантами, недалеко от вражеского гарнизона.

К летчику устремились фашистские солдаты, чтобы захватить его в плен. Командир звена принял мгновенное решение, притом дерзкое: сделал разворот, резко снизился и сел рядом с летчиком подбитого самолета.

«Живо лезь на крыло моего самолета.

Держись крепче! — приказал своему подчиненному». Не успели солдаты противника добежать до своей жертвы, как наши летчики были уже в воздухе.

Так они и прилетели на свою агойскую базу — один летчик в кабине самолета, а второй на крыле (Случай, рассказанный Невенчановым, имел место 14 января 1943 года. В тот день шестерка самолетов И-153 «Чайка» 611-го истребительного авиаполка во главе с командиром 1-й эскадрильи старшим лейтенантом А.

А. Куксиным вылетела на штурмовку вражеских войск в районе станицы Абинской. Во время штурмовки огнем с земли был подбит И-153 старшего сержанта Н. Ф. Евсеева. Подбитая «Чайка» пошла на вынужденную посадку в расположении врага. Увидев это, Куксин посадил свою машину рядом с подбитым самолетом Евсеева, забрал сержанта на левое крыло и, несмотря на огонь подбегавших вражеских солдат, быстро взлетел.
Увидев это, Куксин посадил свою машину рядом с подбитым самолетом Евсеева, забрал сержанта на левое крыло и, несмотря на огонь подбегавших вражеских солдат, быстро взлетел.

Оба летчика благополучно совершили посадку на своем аэродроме. За проявленный героизм командующий 5-й воздушной армией генерал-майор авиации С.

К. Горюнов наградил старшего лейтенанта А. А. Куксина орденом Отечественной войны I степени, а старшего сержанта Н.

Ф. Евсеева орденом Отечественной войны II степени). Оборонное строительство Когда враг занял село Шаумян и создавалась угроза захвата Туапсе, все взрослое население района еще активнее включилось в строительство оборонительных сооружений теперь уже непосредственно в городской черте.

На возведении долговременных укреплений работали в городе ежедневно более 450 женщин и подростков из района. Строительство шло главным образом ночью, так как днем, с 6 часов утра до 6 вечера, город подвергался методическим массированным и ожесточенным бомбардировкам немецкой авиации.

Туапсе готовился к активной обороне. По всему городу строились доты, а по обводному укреплению противотанковые рвы, ерши и надолбы. Каждая высота превращалась в огневую точку.

На митингах и собраниях, проходивших на местах строительства, туапсинцы клялись защищать свой любимый город до последней капли крови. На строительстве работали в качестве руководителей и организаторов пропагандисты и агитаторы, уполномоченные райкома партии О.

М. Маркарян, В. Е. Рубцов, Н.

Н. Самойлов, С. А. Борисов, Т. У. Шаламова. Бессменно находились на стройке во главе своих коллективов председатели колхозов Стамбулджи из Пляхо, Тодорик из Небуга, Яквашев из Куйбышевки, Шлегер из села Красное, Шхалахов из села Цыпка. Они личным трудом помогали колхозникам устанавливать ерши и надолбы.

Они читали сводки Совинформбюро о положении на фронтах, знакомили трудящихся с положением на участке фронта Туапсинского направления. Информатор В. В. Рубцов сообщил строителям, что во время налета вражеской авиации на село Георгиевское разрушено много домов, под их обломками погибло имущество местных жителей, в том числе и тех, которые находились на строительстве рубежей в Туапсе. Бригадир георгиевских колхозников Екатерина Лукьянченко спросила у Рубцова: «Много ли там погибло детей?».

Получив ответ, что дети своевременно были уведены в лес и все живы и здоровы, она сказала: «Пусть там берегут наших детей, а мы не уйдем со стройки, пока не закончим полностью. Жалко, конечно, имущества. Ну, ничего.

Наживем все снова, когда уничтожим собаку Гитлера».

Ее поддержали все женщины. Приближающаяся опасность еще больше сплачивала людей, закаляла их волю к победе, вызывала у них стремление отдать все силы на разгром врага. Варварские бомбардировки города и сел района унесли много человеческих жизней.

Под развалинами школы № 4 погибли ее учителя, из-за прямого попадания авиабомбы в противоосколочную щель погибла группа медицинских работников городской больницы. Погибли во время немецкой бомбежки дети директора Георгиевской школы Т. С. Копейкина, заведующего отделом райкома партии М.

Н. Чуйкова, заведующего райфинотделом А. С. Якушева. Отцы этих детей находились в действующей армии, а матери — на строительстве оборонительных рубежей в Туапсе.

На этой стройке пали смертью храбрых комсомольцы Надежда Шолокова из Небуга, Рашид Нагучев из Куйбышевки, Василий Берлов из Георгиевского, Фекла Терещенко из Коляхо. Этим юношам и девушкам не было и 18 лет. В один из вражеских авианалетов на село Георгиевское погибла от немецкой авиабомбы при исполнении служебных обязанностей секретарь Туапсинского райкома партии Валентина Федоровна Колосова.

В один из вражеских авианалетов на село Георгиевское погибла от немецкой авиабомбы при исполнении служебных обязанностей секретарь Туапсинского райкома партии Валентина Федоровна Колосова. Она проводила в тот момент совещание партийно-хозяйственного актива предприятий и колхозов в здании сельского Совета.

На совещании обсуждался основной вопрос: повышение бдительности гражданского населения и оказание помощи командованию 18-й армии в борьбе с просачиванием вражеских лазутчиков.

Когда самолеты противника начали пикировать на село, Валентина Федоровна быстро рассредоточила участников совещания по укрытиям, но сама не успела уйти.

Немецкая авиабомба накрыла Колосову.

Не успели уйти в укрытие также председатель Совета К.

Е. Басов и участковый уполно­моченный милиции Н.

Е. Кошкин. Басов получил серьезную контузию, а Кошкину оторвало ногу. Военные госпитали На территории Туапсинского района до войны была создана целая сеть домов отдыха, санаториев и пионерских лагерей.

С началом войны на их базе были развернуты военные госпитали. Население прилегавших к здравницам сел принимало самое активное участие в организации и обслуживании госпиталей.

В начале второго полугодия 1942 года, когда фронт приблизился к Туапсе, с боевых позиций у северных склонов Кавказского хребта стали поступать раненые. Женщины и девушки оказывали неоценимую помощь военно-медицинскому персоналу по уходу за ранеными.

Они стирали белье, бинты, постельные принадлежности.

Женщины изыскивали подходящие материалы, изготавливали из них перевязочные средства и безвозмездно передавали их госпиталям. Пожилые мужчины и подростки заготавливали в лесу дрова и подвозили, а порой и подносили их на территорию госпиталей на своих плечах.

Эти люди своевременно и в достатке обеспечивали госпитали топливом без всякой оплаты за свой труд. Самым лучшим для себя вознаграждением они считали, когда раненые защитники Родины находились в тепле, вовремя принимали горячую пищу, когда все врачебные процедуры проводились в отапливаемых палатах.

Долго засиживались девушки в палатах возле раненых. Они, кроме обычной госпитальной работы, читали письма бойцам, которые не могли сами прочитать из-за своего ранения. Писали под диктовку письма родным и близким раненых.

Там, где разрешали врачи, девушки исполняли лирические песни, деклами­ровали стихи, читали рассказы.

Их забота о защитниках Родины помогала раненым быстрее выздоравливать и с новыми силами вступать в битву с врагом.

…На исходе был 1942 год. Шефы решили вдохновить бойцов на бой напоминанием о своей поддержке и внимании.

Собраны и упакованы в мешочки и сумочки новогодние подарки.

Их будут вручать защитникам района сами женщины на переднем крае обороны. Так они решили сами, не боясь опасности – возможного орудийного обстрела с позиций врага.

Женщин, желающих идти к линии фронта с подарками бойцам, оказалось очень много.

По договоренности с командованием оборонительного участка были отобраны 15 наиболее сильных, смелых и выносливых.

Ими оказались: Елена Костенко — председатель Новомихайловского сельского Совета, Клавдия Ершова — заведующая районо, Мария Жарковская — заведующая райпланом райисполкома, Генриетта Пономарчук — секретарь райкома ВЛКСМ и другие. Возглавила эту делегацию заместитель председателя райисполкома Александра Руденко.

Отважные женщины прошли пешком с тяжелой ношей за плечами от Новомихайловского через Псебе до переднего края обороны, прошагав добрых два десятка километров. Они шли по горным тропам, не замечая усталости. У всех было страстное желание не опоздать, прийти вовремя, успеть к Новому году.

Подарки вручали по рекомендации командования лучшим из лучших красноармейцам и командирам непосредственно в окопах, блиндажах и землянках ровно в 24 часа 31 декабря. По возвращении с переднего края обороны женщины рассказывали своим подругам, молодежи о боевой жизни наших защитников, которую они видели своими глазами. Их рассказы явились боевой силой, мобилизующей народ на усиление помощи фронту.

Санитарный отряд Война требовала, чтобы каждый командир, каждый боец были на учете, а в горных условиях это требование возрастает во много раз. Люди нужны не только во время ведения боевых операций, но и при эвакуации раненых с поля боя, а из воинской части на эту работу отрывать бойцов нельзя.

На помощь командованию приходили колхозницы, они помогали выносить раненых воинов с переднего края. По поручению районной партийной организации райком комсомола создал из девушек-добровольцев боевой санитарный отряд. В него вошли десятки молодых, наиболее крепких, выносливых, смелых патриоток.

Отряд возглавила секретарь комсомольской организации Дефановской школы, учащаяся 10-го класса Людмила Кондрашкина (в замужестве Архипова).

На носилках, на шинельных волокушах и других ручных средствах девушки выносили раненых с поля битвы.

Они оказывали им первую медицинскую помощь и доставляли их в передвижные госпитали, находившиеся в Дефановке и Молдавановке.

В один из осенних дней 1942 года воинские части сообщили Молда-вановскому сельсовету, что за перевалом в 10—15 километрах от села осталась часть госпиталя с ранеными бойцами. Вывезти их какими-либо транспортными средствами невозможно из-за отсутствия дорог и начавшихся осенних дождей.

Сельский Совет принимает срочное решение — создать временный санитарный отряд.

Его возглавила заведующая медицинским пунктом фельдшер Каширская. Несколько суток женщины вели настойчивую борьбу за спасение жизни каждого раненого бойца. Все раненые были эвакуированы вместе с госпитальным имуществом и оставшимся здесь военно-медицинским персо­налом.

Большую заботу о раненых защитниках Родины проявляла заведующая Дефановским медицинским пунктом Аня Фадеева. После окончания приема больных из местного населения она уходила в госпиталь и находилась там до глубокой ночи. Она ассистировала врачам при хирургических операциях, была медсестрой, санитаркой, выполняла все, что поручали ей врачи госпиталя.

Командование 56-й армии было весьма признательно боевым подругам -дефановским и молдавановским колхозницам за их благородную помощь войскам. На горных тропах Отсутствие автотранспортных дорог в горах, крутые склоны гор, разлив­шиеся в осенне-зимний период быстрые горные речушки создавали неимоверные трудности в обеспечении передовых частей боеприпасами, продовольствием. Нужны были мины, снаряды, патроны, медикаменты.

Все здесь приходилось доставлять либо вьючными животными, либо на плечах. Нужны были дополнительные людские резервы.

А их не было. Люди в штатском пришли на помощь своим защитникам. Женщины и подростки из колхоза «Верный путь» села Чилипси в трудные минуты битвы за Туапсе подставили свои плечи и доставляли к переднему краю обороны военное снаряжение и боепитание. Там, где невозможно было подняться на крутую гору с тяжелой ношей одному, люди становились цепочкой, передавая этот ценный груз из рук в руки, и доставляли его в пункт назначения – – на гору Лысую.

Возглавлял операции председатель колхоза, коммунист по убеждению, иранец по национальности Аби Метали (Аби Метьян Оглы). Такой же патриотический подвиг совершили члены соседнего чешского колхоза «Красный Октябрь» села Анастасиевка.

Руководил колонной колхозников по доставке военных грузов в район гор Семашхо и Два Брата председатель колхоза Емельян Людвигович Белоножник.

Поля колхоза «Дружба» аула Псебе разбросаны по горным склонам и речным долинам от села Новомихайловское до вершины Главного Кавказского хребта.

Поэтому все колхозники аула знали дороги и горные тропки к каждому колхозному полю. И когда враг осенью 1942 года занял село Садовое и вышел к границе полей колхоза «Дружба», все взрослое население аула стало боевым помощником воинской части Красной Армии, оборонявшей этот участок района.

Чтобы добраться до передовой линии фронта через аул Псебе, необходимо было более сорока раз пересечь одноименную горную речушку.

А сделать это в осенне-зимний период, когда горные речки разливались от постоянных дождей, не так-то просто.

Местные жители стали проводниками воинских подразделений. Они проводили их по знакомым тропкам, обходя разгулявшуюся речку. Вместе с воинами доставляли к переднему краю обороны боеприпасы, продовольствие.

Женщины аула делились со своими защитниками продовольствием, стирали им белье, шили теплую одежду, снабжали табаком.

Координировал всю эту работу председатель аулсовета Емзет Бжассо.

Доставка на людских плечах тяжелых грузов была трудной и опасной для жизни.

Трудной потому, что с тяжелой ношей нелегко взбираться на перевалы по узким, да ещё скользким во время дождей, горным тропкам. Опасной для жизни потому, что стоит сбиться с правильного направления и можно попасть фашистскому зверю в пасть.

Жители района, которых отделяло от линии фронта всего несколько километров, преодолевая страх и непогоду, не зная отдыха и забывая об усталости, помогали своим защитникам уничтожать вражеские войска, с остервенением рвавшиеся к Туапсе.

В этих трудных и опасных операциях принимали участие русские и украинцы, чехи и армяне, иранцы, молдаване и адыги.

Это был интернациональный подвиг советских людей, спаянных в единую братскую семью, на верность своей матери Родине, на мужество и стойкость. Помощь казачьему корпусу 17-й казачий кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Н. Я. Кириченко в числе других войск участвовал в оборонительных боях на Туапсинском направлении.

За боевые отличия в сражениях на Кубани корпусу в конце августа 1942 года было присвоено звание гвардейского. Отныне он стал именоваться 4-й гвардейский казачий кавалерийский корпус. В начале осени 42-го он дислоцировался в районе села Георгиевское.

Корпус испытывал огромные трудности в доставке кормов для лошадей, так как единственная железнодорожная артерия Адлер —Туапсе была страшно перегружена доставкой всевозможных военных грузов. Кормовых запасов в организациях, колхозах и у колхозников района не хватало, чтобы прокормить так много лошадей.

По просьбе командования корпуса партийная организация района призвала все население на оказание помощи казакам. На сбор кормов включились не только взрослые люди и подростки, но и дети школьного возраста во главе со своими учителями. На лесных полянах, на склонах гор косили ручными косами, жали серпами, собирали руками траву, пожелтевшие листья деревьев, молодые побеги деревьев и кустарников (веточный корм), в общем, собирали все, что могли есть лошади.

Сотни тонн всевозможных кормов собрало население района и передало кавалерийским частям.

Кроме того, было передано из запасов заготовительных организаций свыше 500 тонн сена и соломы, 50 тонн каштанов, около 150 тонн сухофруктов. Лошади казаков были спасены от голодной смерти, и гвардейцы продолжали уничтожать немецких захватчиков.

Большую организаторскую работу по мобилизации населения на сбор кормов провели заведующий орготделом райкома партии Ованес Маркович Маркарян, главный агроном райисполкома Сергей Владимирович Кегич, директор заготпункта Роскофепродукта Иван Трифонович Маслик. Шефство над 83-й бригадой морской пехоты Огромное политическое, патриотическое и воспитательное значение в жизни трудящихся района имело шефство над 83-й бригадой морской пехоты. Эта воинская часть вела тяжелые и упорные оборонительные бои на подступах к Туапсе.

На этот участок фронта ее перебросили из-под Новороссийска в то время, когда немецкие войска заняли село Шаумян и создали угрозу захвата Туапсе.

Осенью 1942 года во Дворце культуры нефтяников проходило торжественное собрание трудящихся города и района, посвященное 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. В торжественном убранстве зал Дворца культуры нефтяников, в присутствии представителей партийных, профсоюзных, комсомольских организаций, колхозного актива, а также 18-й армии и Туапсинской военно-морской базы председатель райисполкома Кудрин вручал подшефной части Красное знамя, на котором золотыми буквами было написано:

«83-й бригаде морской пехоты от тружеников Туапсинского района»

.

Делегацию военных моряков возглавлял начальник политотдела бригады Василий Федорович Монастырский.

От имени всего личного состава бригады он дал своим шефам клятву стоять насмерть, беспощадно уничтожать фашистскую нечисть, чтобы ее грязные сапоги не посмели перейти границу Туапсинского района. Принимая Красное знамя, морские пехотинцы дали своим шефам торжественное обещание пронести его высоко в ожесточенных боях с ненавистным врагом и возвратить труженикам района только после окончательной победы над фашистской Германией.

И свою клятву они сдержали. Это знамя бригада пронесла от Туапсе до чехословацких Татр по землям Румынии, Венгрии, Чехословакии. Под этим знаменем воины бригады громили врага в Новороссийске, Керчи, Севастополе, Одессе, Кишиневе и Бухаресте.

Создание партизанского отряда Выполняя постановление Центрального Комитета ВКП(б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу вражеских войск» и указания краевого комитета партии, в Туапсинском районе создали партизанский отряд в составе 70 человек. Отряд был организован на базе истребительных батальонов. Командиром отряда крайком партии назначил автора этих строк, его заместителем по партийно-политической работе (комиссаром отряда) председателя райисполкома Петра Леонтьевича Куприна, заместителем по разведке начальника райотдела НКВД (наркомат внутренних дел) Андрея Ивановича Зюбенко.

Основное ядро отряда составили коммунисты. Многие бойцы и командиры партизанских групп прошли суровую школу гражданской войны.

Это прежде всего К. Е. Басов, В.

М. Лукьянченко, И. О. Бурыш, Г. Ф. Шахов, П. Е. Пле-шинский. Был у них и богатый опыт ведения партизанской борьбы с белогвардейскими войсками в горах черноморского побережья Кавказа. Партизанский отряд был разбит на три подвижные группы: Джубгскую, Новомихайловскую и Георгиевскую.

Командиром Джубгской группы был назначен В.

Т. Логвинов, смотритель маяка в Джубге. В годы гражданской войны он командовал кавалерийским дивизионом, был активным участником ликвидации басмачества в Средней Азии.

За проведение этих операций награжден орденом Боевого Красного Знамени (В настоящее время орден В. Т. Логвинова, погибшего в боях под Туапсе, хранится в экспозиции Туапсинского историко-краеведческого музея).

Командиром Ново-михайловской группы был назначен П.

Е. Плешинский, объездчик Туапсинского лесничества, а Георгиевской — К. Е. Басов, председатель Георгиевского сельсовета. Каждая группа имела свой район оперативных действий.

Координацию и планирование боевых действий этих групп производил штаб партизанского отряда.

Для жилья личного состава каждая группа имела в горах землянки, а также базы продовольствия и боеприпасов. Штаб отряда со своими службами имел также базу жилья, запасы продовольствия, оружия и боепитания. В районе расположения штаба отряда находилась портативная типография.

Редактором партизанской газеты была утверждена Клавдия Николаевна Пащенко. Ввиду того, что Туапсинский район в тех границах, какие он имел в годы войны, врагом не занимался, партизанам не пришлось развернуть активную боевую работу и сражаться с врагом. Но они проводили разведку и выполняли приказы краевого штаба партизанского движения.

По договоренности и согласованию с командованием 56-й армии из района Дефановка в тыл врага несколько раз направлялись наши разведчики Цысь, Фокша, Петриченко и другие.

Они возвращались в Дефановку после выполнения задания штаба партизанского отряда. Их разведданные исполь­зовались командованием оборонительного района. Кроме того, в соответствии с приказом краевого штаба партизанского движения одна из групп туапсинского партизанского отряда под коман­дованием второго секретаря райкома партии Сергея Алексеевича Борисова уходила в тыл противника в Хадыженский и Майкопский районы.

Там она вела разведку и небольшие боевые операции. В эту группу входили П. И. Слю-сарев, М. С. Крапива, Ш. Е. Пахомов А Е.

Сапрыкин, А Ф. Руднев, И. О. Бурыш, С.

А Иванов, В. С. Дудченко, Л. М. Кузнецов, Ф. И. Ванеев и другие товарищи. Группа находилась в тылу врага более 60 дней — с 18 октября по 19 декабря 1942 года.

Это было первое серьезное испытание бойцов и командира группы на выносливость, смелость и находчивость. Несмотря на большие трудности похода, бойцы группы показали высокую моральную устойчивость, образцы воинской дисциплины. Они с честью выполнили задание краевого штаба партизанского движения и благополучно возвратились на свою базу.

Кроме того, хорошо зная район, в котором ему предстояло действовать, наш отряд оказывал неоценимую помощь по охране ближних тылов 18 и 56-й армий от немецких лазутчиков и диверсионных групп, прочесывал лесные массивы на всей территории района.

В 1943 году после того, как враг был далеко отброшен от Туапсе, необходимость в существовании партизанского отряда отпала, и он был расформирован.

О работе туапсинского райкома ВКП(б) Все время, пока шла война, и массированные бомбежки фашистов обрушивались на Туапсе, превращая его в развалины, туапсинский райком партии отважно находился в центре города, там, где был до войны.

На улице Парижской Коммуны, вдоль северо-восточной стороны Дворца культуры моряков, возвышалось красивое двухэтажное здание. На первом этаже размещались центральная сберегательная касса, клуб интернациональной работы среди иностранных моряков и кинотеатр «Родина» на 400 мест. Второй этаж занимал районный комитет партии.

В один из августовских дней 1942 года прямым попаданием немецких авиабомб здание было полностью разрушено.

Под грудой камня и битого кирпича погибло все имущество, принадлежащее этим организациям.

К нашему великому счастью люди, работавшие в этих помещениях и их посетители, во время налета вражеских стервятников находились в укрытиях. На этот раз обошлось без человеческих жертв. Аппарат райкома партии был переведен в здание бывшего народного суда по улице Коммунистической, 1, рядом со средней школой № 7, ныне здание школы № 1.

Но и здесь работать было небезопасно. Вокруг здания постоянно падали немецкие авиабомбы.

От их близких разрывов образовался ряд вертикальных трещин, а массированные налеты на город не только не прекращались, но и возрастали. По личному распоряжению первого секретаря крайкома партии П.

И. Селезнёва аппарат райкома был выведен за пределы городской черты в село Краянское и размещен вместе с аппаратом райисполкома в доме председателя Вельяминовского сельсовета Майорова. Этот район находился в относительной безопасности. Он прикрывался с северной и восточной сторон горными массивами, а с западной стороны -зенитной батареей, стоявшей на Кордоне, сейчас эту улицу называют Верхне-Кордонная и на горе выше села Краянское.

Эти зенитки своим прицельным огнем причиняли очень много беспокойства воздушным пиратам. Поэтому при массированных налетах на Туапсе немецкое командование выделяло специально для подавления этих батарей от пяти до семи бомбардировщиков.

Война не нарушила ритма работы партийных организаций района. Она только изменила стиль их деятельности, определила новые задачи, выдвинула новые формы работы. Несмотря на близость фронта, партийные организации района не утратили своей боевитости, не потеряли своей организаторской способности.

Заседания бюро райкома, его пленумы и конференции проходили в сроки, установленные Уставом нашей партии.

Районный комитет партии уделял повседневное внимание работе первичных парторганизаций, оказывая им практическую помощь в их трудной и ответственной деятельности.

Не ослаблял он своего внимания к работе райисполкома депутатов трудящихся и его сельских советов. На сессиях райисполкома и сельских советов присутствовали представители воинских частей, расположенных на территории района. Депутаты советов на своих заседаниях обсуждали не только текущие дела, но и вопросы оказания посильной помощи воинским частям в их повседневных нуждах.

Работники райкома часто ездили в район по колхозам, помогая им в работе. Когда фронт отошел В 1943 году война отошла от Туапсе. В июле 1943 года была последняя бомбежка города.

Во второй половине года уже ликвидировались укрепления и баррикады на улицах, и город, и район приступили к восстановлению разрушенного. Военные моряки сдержали свое слово, данное на торжественном собрании своим шефам, когда принимали от них Красное знамя. Враг не прошел в Туапсе. Они с честью выполнили свои обязательства и продолжали под этим знаменем бороться с врагом до победы.

За ратные подвиги на поле брани бригада была награждена орденом Красного Знамени. Ей присвоено высокое звание гвардейской. Она стала именоваться 83-я Краснознаменная гвардейская бригада морской пехоты.

С величайшей радостью и гордостью труженики района вспоминают свою подшефную бригаду. А ее знамя, врученное туапсинцами, почерневшее от порохового дыма, изрешеченное осколками вражеских мин и снарядов, возвращено труженикам района.

Оно, как драгоценная реликвия героических боевых и трудовых подвигов все отдаляющихся от нас военных лет, хранится в туапсинском историко-краеведческом музее. В своих воспоминаниях я осветил лишь некоторые эпизоды героических будней тружеников Туапсинского района в годы Великой Отечественной войны.

Партия и правительство высоко оценило их героический труд. Более 250 человек были награждены орденами и медалями СССР. За годы послевоенного мирного труда выросло целое поколение молодых людей.

Они не знают суровой жизни войны, не испытали на себе горячего дыхания военных действий. Но они должны знать и никогда не забывать, какой ценой их отцы и деды отстояли нашу Родину от нашествия фашистов и обеспечили своим потомкам прекрасную, счастливую и радостную жизнь.

Туапсе. Заброшенная ракетная часть на Кадоше и подземный бункер

Прогуливаясь , прошли мимо бывшей базы ПВО.

Она же база ракетчиков, ракетные шахты и т.д. На горе Кадош в первую мировую стояла батарея пушек Канэ. 3-го августа 1916 года в Туапсе прибыла 6-я отдельная позиционная батарея 6″ пушек Канэ под командой штабс-капитана Вакуленко.

Для своего времени первоклассные пушки. Знаменита тем, что матросы обслуживающие их отказались стрелять в большевиков. Тела орудий пребывали на Кадоше до 24 года и их охранял сторож коммунхоза.

В 1942 году там размещался штаб Черноморского флота.

С тех времен практически ничего не осталось.

После войны и до 90-х там размещалась зенитная часть. Все оставшиеся бункеры принадлежали ей. GPS координаты N44.05.812 E39.02.534.Во время Великой Отечественной войны.

Более подробно о батарее Зубкова можно узнать из фильма «Черноморский десант» (реж. И.Алимпиев, 2001 год), фильм 2-й. «Десант: победить и выжить». И «Unknown War.

Battle of the Caukasus» — «Неизвестная война.

Битва за Кавказ» документальный сериал 1978-19*79 года, руководитель Роман Кармен (в оригинале «для СССР, с В.Лановым в качестве диктора» — фильм 9; в версии «с обратным переводом с английского» — часть 12).После войны на Кадоше стоял стартовый дивизион полка ПВО в/ч 11587 и рядом в/ч 56003, 951 отдельный береговой ракетный полк.

Тогда всё охранялось и нельзя было просто пойти посмотреть. В начале 90-х ракетчики были передислоцированы и вот что дошло до наших дней.Это именно то самое место, на которых стояли орудия.Водоснабжение.Похоже на казарму.Ещё одно здание.Внутри природа тоже не спит.Откапывают не только кабель с цветметом, но и такие бочонки.Трансформаторная подстанция.Посмотреть на провал можно бесплатно.Вот такие ДОТы и прочие сооружения, погружённые в землю.Дорога местами обнажает подземные сообщения.Отсюда уже не выезжает военная техника.Покидали петарды, послушали эхо.Но никого не смогли выгнать на поверхность.Эта дорога ведёт вниз, к месту, где стояла батарея. К тому самому месту, на котором видны .

И это мало походит на мемориальный комплекс.Вот такие «грибы» растут на Кадоше.

Ранее внутри собирались сатанисты, рисовали пентаграммы и по своему сходили с ума.Но есть виды «увлечений», проходящие вместе с жизнью. Сейчас там давно не наблюдал подобных кружков по интересам.На сайте «Искатели» выложен посещения в 2005 году.Так же фотографии можно посмотреть на .Существует такой миф, что в самой горе находится комплексный бункер размером в 7 этажей. И после одного из несчастных случаев (в 90-х многие там лазили и выгребали металл), вход в него забетонировали.

Достоверной информации нет, но я сам служил в подобном бункере, расположенном над историческим центром Баку. И представляю, насколько скрытно умели строить подобные объекты в СССР.

#Туапсе #заброшки #Краснодарскийкрай #вч #история

В воинской части для будущих призывников прошел «Один день в армии»

Фото: Старшеклассникам и студентам Туапсинского района вновь предоставили возможность ненадолго окунуться в солдатскую жизнь. Сегодня 30 парней из разных поселений досрочно и добровольно пополнили ряды Вооруженных сил страны — приняли участие в традиционном для военно-патриотического месячника мероприятии – реалити-шоу «».

Краткосрочную службу они прошли в воинской части поселка Новомихайловского.

Уставные будни для «новобранцев» начались в 8 утра с построения вместе с бойцами части на плацу, с гимна России и поднятия флага.

Промаршировав, ребята направились на занятия – солдат должен быть грамотным и теоретически подкованным. Они прослушали лекцию по истории российской армии и ответили на вопросы. Теорию сменила практика – новички учились разбирать и собирать автомат.

Лучшую оценку, как самые быстрые и точные, по итогам мини экзамена получили старшеклассники школы № 30 поселка Новомихайловского. Напоследок будущим защитникам Отечества показали находящуюся на вооружении в части военную технику и рассказали, где и для чего она используется.

Как признались ребята, сегодняшний день помог им другими глазами посмотреть на службу в армии и почувствовать себя настоящими мужчинами.

  • На сайте
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Добавить комментарий Условия размещения комментариев на Сайте: Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции Сайта. Редакция Сайта не несет ответственности за содержание комментариев. Не подлежат публикации комментарии: — содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и т.п.

    характеров; — содержащие ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме; — нарушающие положения действующего законодательства. Редакция вправе удалять комментарии без объяснения причины удаления. Нажатие кнопки «отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

    Имя E-Mail Подписаться на уведомления о новых комментариях Обновить

    Rss

    Статья Туапсе () — административный центр Туапсинского района Краснодарского края.

    Расположен на восточном берегу Черного моря в предгорьях Главного Кавказского хребта между устьями рек Паук и Туапсе. В ходе Великой Отечественной войны городу Туапсе пришлось сыграть одну из главных ролей в обороне Кавказа.

    С началом войны в Туапсе развернулась массовая мобилизация. Только за первые три дня в военкомат поступило 235 заявлений добровольцев.

    В июле 1941 г. был сформирован полк народного ополчения численностью 3 тыс. человек. Ушедших на фронт заменили пенсионеры, женщины и подростки. В первый год войны Туапсе стал перевалочным пунктом для раненых на фронте и эвакуированных мирных жителей Одессы, Николаева, Феодосии, Ялты, Севастополя, а также для переброски оборудования промышленных предприятий многих городов юга Украины.

    Порт Туапсе принял около 150 тыс. раненых, 9 тыс. больных, 350 тыс. эвакуированных. Через Туапсе прошло 11 детских учреждений, 10 эвакогоспиталей, 6 больниц, оборудование более 40 крупных предприятий.

    В октябре порт Туапсе становится военно-морской базой. В ее составе − подразделения эсминцев и легких крейсеров, подводных лодок, сторожевых и торпедных катеров, тральщиков, минных заградителей, корабельной авиации, зенитной артиллерии, другие части и подразделения.

    В этот же период в Туапсе передислоцируется из Севастополя 201-й судоремонтный завод Черноморского флота.

    В ноябре 1941 г. жители города, транспортные средства и другая техника были привлечены на строительство военного аэродрома в пос.

    Агой. В мае 1942 г. аэродром принял самолеты 32-го истребительного авиаполка ВВС Черноморского флота.

    Впервые город подвергся бомбардировке 23 марта 1942 г.

    С этого дня интенсивность налетов возрастала. За три недели на город, порт и железную дорогу было сброшено более 660 бомб.

    За восемь месяцев − более 9000.

    75% зданий жилого фонда города сгорело или было разрушено. Перестали существовать 16 улиц. Интенсивность налетов объяснялась еще и тем, что с августа 1942 г.

    через порт нарастал поток воинских грузов. Вражеские бомбардировщики и штурмовики едва ли не сторожили приход в порт транспортов и боевых кораблей. В этот же период в Туапсе нарастал поток мирного населения, уходящего от оккупации.

    Это были тысячи женщин, детей, стариков со скарбом, домашним скотом.

    Всех их надо было накормить, как-то обустроить. В зданиях школ, больницах, поликлиниках временно были оборудованы эвакуационные, инфекционные, хирургические госпитали для раненых, прибывавших с переднего края. В июле 1942 г. Туапсе на несколько месяцев становится столицей Черноморского флота, а затем и партийной столицей Краснодарского края.

    23 августа приказом Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) создается Туапсинский оборонительный район.

    К строительству оборонительных рубежей на двух внешних обводах, сооружению огневых точек и баррикад в самом городе привлекается все трудоспособное население. В частности, было сооружено 348 огневых точек и до 100 баррикад на танкоопасных направлениях. Несмотря на бомбежки, в городе работали хлебозавод, радиоузел, предприятия отделения железной дороги, нефтебаза, разрушенный судоремонтный завод.

    Для нужд воинских частей и соединений ряд предприятий Туапсе изготавливали продукцию хозяйственно-бытового назначения. Трагическим прологом к Туапсинской оборонительной операции стал захват противником Армавира 6 августа 1942 г. За день до этого, сознавая, что город падет, Ставка ВГК приказала командующему Северо-Кавказским фронтом Маршалу Советского Союза С.М.

    Буденному:

    «В связи со стремлением противника, действуя из района Армавира, захватить Майкоп и в дальнейшем выйти на побережье Черного моря к Туапсе, немедленно прочно прикрыть район Майкопа и дорогу Майкоп − Туапсе с тем, чтобы ни в коем случае не дать противнику возможности выйти с армавиро-майкопского направления на побережье Черного моря»

    . Туапсе был крайне важным стратегическим объектом интересов немецко-фашистской Германии и как порт, занимающий удобное географическое положение на Черном море, и как единственный центр нефтепереработки на побережье. Без бензина и дизельного топлива встала бы значительная часть боевой техники группы армий «А».

    6 августа командующий 18-й армией генерал-лейтенант Ф.В. Камков получил приказ прикрыть фланг 56-й армии силами 216-й дивизии под командованием генерал-майора А.М. Пламеневского. Одновременно началась перегруппировка войск фронта на майкопском направлении.

    В первой декаде августа 1942 г. немецкие 3-й танковый, 44-й и 46-й егерские корпуса прорвались к Майкопу. Дальнейшая их задача состояла в том, чтобы, продвигаясь по шоссе Майкоп – Туапсе и горным дорогам, овладеть перевалами лесного Кавказа, преодолеть горный хребет, выйти на Черноморское побережье, овладеть портом Туапсе, рассечь обороняющуюся группировку советских войск, окружить и прижать к морю советские войска в районе Новороссийска и в дальнейшем наступать по берегу моря на юг, через Абхазию и Грузию к турецкой границе.

    Моторизованная дивизия СС «Викинг» 11 августа захватила Белореченскую и двинулась вдоль реки Пшехи на Кубанскую. 12 августа дивизия двумя группами по долинам рек Пшиш и Пшеха продолжила наступление в направлении Хадыженской и Апшеронской.

    В тот же день с Майкопского плацдарма начала наступление боевая группа 16-й моторизованной дивизии.

    В этом районе противнику противостояли 18-я армия, 17-й кавалерийский корпус, 12-я и 56-я армии Приморской группы Северо-Кавказского фронта.

    Обстановка складывалась критическая. Обороняющиеся армии были измотаны и обескровлены в ходе предыдущих сражений.

    Так, дивизии 12-й армии насчитывали по 300−1200 человек, на орудие приходилось по 10−15 снарядов, на миномет – по 5−7 мин.

    В этой обстановке, грозившей прорывом врага в район Туапсе, Ставка ВГК директивой № 170564 дала следующие указания командующему Северо-Кавказским фронтом: «…самым основным и опасным для Северо-Кавказского фронта и Черноморского побережья в данный момент является направление от Майкопа на Туапсе. Выходом противника в район Туапсе 47-я армия и все войска фронта, находящиеся в районе Краснодара, окажутся отрезанными и попадут в плен.

    Ставка категорически приказывает перебросить 32-ю гвардейскую стрелковую дивизию и занять ею вместе с 236-й стрелковой дивизией в три, четыре линии по глубине дорогу от Майкопа на Туапсе и ни в коем случае, под Вашу личную ответственность, не пропустить противника к Туапсе…». В ходе кровопролитных боев дальнейшее продвижение противника вдоль дороги Майкоп – Туапсе к 16 августа удалось остановить. Хотя советские войска были вынуждены оставить майкопский нефтеносный район, однако ни нефти, ни нефтепродуктов противник не захватил, поскольку советское командование заблаговременно приняло меры к эвакуации и уничтожению оборудования нефтепромыслов.

    Несмотря на то, что противнику не удалось с ходу прорваться моторизованными дивизиями по шоссе на Туапсе, он продолжил свое наступление 44-м и 46-м егерскими корпусами по горным дорогам. Во второй половине августа шли ожесточенные бои за Белореченский перевал, высоту Оплепен, перевал Тубы.

    Через станцию Хадыженская на Туапсе пыталась прорваться 101-я егерская дивизия.

    На этом направлении держала оборону 32-я гвардейская стрелковая дивизия.

    О том, насколько кровопролитными здесь были бои, говорит то, что немецкие егеря переименовали высоту Туннельная в «преисподнюю Туннельная».

    18 и 19 августа все атаки противника на этом направлении были отражены. Он вынужден был провести перегруппировку сил и возобновил наступление 28 августа. Ожесточенные бои за высоты продолжались до 30 августа.

    К исходу этого дня противник вынужден был отказаться от дальнейшего наступления на Туапсе и перешел к обороне. Так героическая оборона советских войск сорвала планы врага с ходу овладеть западным Кавказом и выйти на Черноморское побережье в районе Туапсе.

    Он вынужден был сначала снять отсюда и перебросить на другое направление танковые и моторизованные дивизии 3-го танкового корпуса, а затем прекратить наступление егерских корпусов. К исходу сентября 1942 г. немецким войскам не удалось овладеть Новороссийском, прорваться к Туапсе, преодолеть Главный Кавказский хребет, они были остановлены у Орджоникидзе (ныне — Владикавказ) и Малгобека. В этих условиях попавший в цейтнот Гитлер, желавший теперь любой ценой прорваться в Закавказье, принял решение снова нанести удар по Туапсе.

    Для этого в район Майкопа для усиления находившегося здесь 44-го егерского корпуса была переброшена горнострелковая дивизионная группа генерала Ланца из 49-го горнострелкового корпуса, 198-я и 46-я пехотные дивизии. Им противостояла Черноморская группа Закавказского фронта под командованием генерала И.Е. Петрова в составе 18-й и 56-й армий.

    Второй период Туапсинской оборонительной операции также характерен своим кровопролитием, особенно на центральном участке.

    Осеннее наступление немецких войск на Туапсе, получившее кодовое название «Аттика», началось в 9:00 23 сентября.

    После двухдневных артиллерийских и авиационных ударов по боевым порядкам и коммуникациям 18-й армии противник перешел в наступление. 32-я гвардейская стрелковая дивизия, оборонявшаяся в районе Хадыженской и Папоротного, оказала врагу упорное сопротивление и отразила все его атаки. На следующий день противник расширил фронт наступления, ввел в бой 97-ю егерскую и 198-ю пехотную дивизии, нанося удар в стык 395-й и 30-й стрелковых дивизий, но и здесь все его атаки были отбиты.

    27 сентября противник бросил в бой свои главные силы против центра 18-й армии и ценой больших потерь к 30 сентября вклинился в ее оборону на глубину от 5 до 10 км, вышел на рубеж Верхний Черниговский − гора Оплепен − гора Гунай − гора Гейман − выс. 612,7 − Папоротное − гора Фонарь, за который в последующие дни разгорелись особенно ожесточенные бои. К исходу 2 октября группе генерала Ланца удалось захватить горы Гунай, Оплепен, Маратуки.

    В связи с этим сложилась тяжелая обстановка на правом крыле Черноморской группы. В то же время ее войска постоянно контратаковали противника.

    Наконец, к исходу 9 октября наступление немцев на всех направлениях было остановлено. Враг ценой больших потерь только вклинился в оборону советских войск в районах Котловины, Гунайки, Куринского, Фанагорийского, но прорвать ее не смог.

    Перегруппировав свои силы, продолжил наступление 14 октября.

    На этот раз наносил удары с востока на Шаумян, Садовое, стремясь окружить главные силы 18-й армии и открыть себе путь на Туапсе. Немецкие сухопутные войска активно поддерживала авиация, делавшая по 500−600 самолето-вылетов в день.

    Положение на туапсинском направлении становилось все напряженнее. Войска, поступавшие из резерва фронта, вводились в бои по частям, собственные резервы были малочисленными, командование Черноморской группы не имело дополнительных сил для отражения ударов противника. 16−17 октября немецкие войска продолжали развивать наступление, овладели районом Островской Щели, Шаумяна и завязали бои за Елисаветпольский перевал, захватили выс.

    558,1, селения Хатыпс, Три Дуба и стали продвигаться в направлении горы Кочканова. 19 октября они захватили Елисаветпольский перевал и гору Кочканова, но им не удалось окружить главные силы 18-й армии и соединить свои фанагорийскую и шаумянскую группировки. 21 октября противник вновь предпринял наступление на Гойтх, Георгиевское, пытаясь прорваться к Туапсе.

    Его удар был направлен против 408-й стрелковой дивизии, оборонявшей высоты 994,2 и 977.

    Врагу удалось прорвать оборону дивизии, перевалить через хребет, 22 октября захватить Перевальный и Гойтх, выйти к горам Два Брата и Каменистая. Создалась непосредственная угроза выхода противника в район Георгиевское и Туапсе, до которого оставалось 35 км. В создавшейся обстановке Военный совет Черноморской группы принял ряд мер по реорганизации обороны.

    24 октября 383-я и 353-я стрелковые дивизии контратаковали врага. В разгоревшемся встречном бою с противником, наступавшим в направлении гор Два Брата и Семашхо, им удалось потеснить противника в северном и северо-восточном направлениях. До 31 октября соединения 18-й армии вели напряженные бои в районах гор Семашхо, Каменистая, Два Брата, Перевальный, Гойтх.

    В результате, действуя в тяжелых условиях горно-лесистой местности, они нанесли немецким дивизиям значительные потери, отбросили их за р.

    Пшиш и вышли на рубеж Перевальный − выс.

    398,8. Кроме того, в лесистых балках северных и северо-восточных склонов гор Два Брата и Семашхо советскими войсками было окружено несколько частей противника.

    Таким образом, в результате ожесточенных боев, длившихся с 23 сентября по 30 октября, план немецкого командования прорваться к Туапсе провалился во второй раз.

    К концу октября с прибытием в состав Черноморской группы новых соединений силы на туапсинском направлении не только уравновесились, но и численное превосходство стало переходить на сторону советских войск.

    С 31 октября враг прекратил наступление и перешел к обороне. За три месяца напряженных боев немецкие войска, несмотря на первоначальное превосходство, не смогли не только разгромить Черноморскую группу, но и добиться сколько-нибудь значительных успехов. Некоторое их продвижение на туапсинском направлении, стоившее огромных потерь, не дало никакого оперативного выигрыша.

    Выход немецких войск на побережье Черного моря юго-восточнее Новороссийска и прорыв в Закавказье не состоялись.

    Упорной обороной войска Черноморской группы сковали 14 дивизий противника.

    Непрерывно изматывая врага в оборонительных боях, они окончательно остановили его и создали благоприятные условия для перехода в наступление. Значительную роль в Туапсинской оборонительной операции сыграл Черноморский флот, находившийся в оперативном подчинении командующего Закавказским фронтом.

    Он выполнял задачу по содействию сухопутным войскам в обороне Кавказа со стороны моря, обеспечивал транспортировку войск и материальных средств, охранял морские коммуникации, обеспечивал противовоздушную оборону флота и баз. 25 ноября все соединения центрального участка 18-й армии перешли в наступление. С этого момента завершается Туапсинская оборонительная операция и начинается Туапсинская наступательная операция.

    Ее целью было уничтожение двух группировок противника − Гойтхской и Семашховской. В сложных погодных условиях, когда снег в ущельях лег слоем 3 м, а на склонах − до 1,5 м, широкие наступательные действия были сильно затруднены. Только к 25 декабря была разгромлена Семашховская группировка противника благодаря активным боевым действиям соединений 56-й армии и Лазаревской группы войск.

    В январе 1943 г. в наступление перешли 32-я гвардейская стрелковая дивизия и соединения 16-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора В.А. Гайдукова. С туапсинского направления началось освобождение Кубани.

    Большую помощь войскам в ходе оборонительной операции оказали жители Туапсе и окрестных населенных пунктов. Они записывались в отряды противовоздушной обороны и санитарные дружины. Железнодорожники и портовики перешли на круглосуточную работу.

    В октябре 1941 г. в Туапсе началось строительство Агойского аэродрома. С мая 1942 г. с него поднимались легендарные У-2.

    Жители города работали на строительстве оборонительных сооружений, прорывая траншеи в скальном грунте. При их участии было построено более 500 дотов и дзотов, проложены и улучшены многие километры горных дорог и троп.

    За время войны Туапсе сильно пострадал от авианалетов.

    Гитлеровцы стремились сравнять его с землей: 465 раз они бомбили город, совершая так называемые «звездные налеты» по 70−90 самолетов одновременно.

    Война нанесла Туапсе огромный ущерб. Были разрушены промышленные предприятия, морской торговый порт, железнодорожный транспорт, 1900 жилых зданий общей площадью 675 тыс. кв. м. Причиненный городу ущерб составил 525 млн рублей.

    Уже в том же 1943 г. Туапсе начал восстанавливаться из пепла… В 1981 г. Указом Верховного Совета РСФСР за мужество и стойкость, проявленные в годы войны, а также за успехи в послевоенном строительстве город награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

    Указом Президента РФ от 5 мая 2008 г.

    Последние новости по теме статьи

    Важно знать!
    • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
    • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
    • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

    Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

    Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

    • Анонимно
    • Профессионально

    Задайте вопрос нашему юристу!

    Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

    +