Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - В чем разница между аннулированием тр договора и признанием незаключенным

В чем разница между аннулированием тр договора и признанием незаключенным

Не согласованы существенные условия договора


Договор считается заключенным, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ).К существенным условиям договора относятся:

  1. условия о предмете договора;
  1. условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида;
  1. условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Внимание!

Если стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям договора, то он считается незаключенным и к нему неприменимы правила о недействительности сделок.Речь идет о разграничении недействительных и незаключенных договоров.

«Договор, являющийся незаключенным вследствие несогласования существенных условий, не может быть признан недействительным, так как он не только не порождает последствий, на которые был направлен, но и является отсутствующим фактически ввиду недостижения сторонами какого-либо соглашения, а следовательно, не может породить такие последствия и в будущем»

. Такой вывод указан в пункте 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г.

№ 165

«Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»

(далее – информационное письмо Президиума ВАС РФ № 165).Внимание! Сторона, подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания его незаключенным.Такое правило появилось с 1 июня 2015 года в новом пункте 3 статьи 432 Гражданского кодекса РФ. Так, сторона не сможет требовать признания договора незаключенным, если:

  1. она приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора;
  1. заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств противоречит принципу добросовестности (п.

    3 ст. 1 ГК РФ).

Здесь законодатель ввел новый эстоппель (правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих требований) из практики Высшего арбитражного суда РФ.Так, Президиум ВАС РФ в пункте 7 информационного письма от 25 февраля 2014 г.

№ 165 в отношении договора подряда указывал:

«Если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде»

.Закрепленное правило направлено на обеспечение стабильности гражданского оборота и исключение защиты его недобросовестных участников.Особое внимание при составлении и согласовании договоров юристы обращают на формулирование предмета.

Он должен четко определять итог, к которому стороны желают прийти в результате реализации договора. Предмет договора определяет саму сущность возникших правоотношений.

Отсутствие согласия сторон в отношении предмета сделки не позволит в дальнейшем исполнить договор надлежащим образом. Поэтому такой договор будет считаться незаключенным.Так, если предмет договора – индивидуально-определенная вещь (станок, производственная линия и т. п.), всегда есть вероятность, что стороны недостаточно подробно ее индивидуализировали.

В случае спора суд может решить, что наименование, год выпуска, завод-изготовитель – все это сведения, определяющие лишь родовую принадлежность предмета договора. А для достаточной индивидуализации оборудования необходимо было указать его заводской номер. r /> Пример из практики: суд отказался истребовать у ответчика индивидуально определенную вещь, так как в договоре аренды, на который ссылался истец, не был указан заводской номер агрегата, а ответчик представил доказательства того, что получил это оборудование от иного лица Предприниматель Б.

r /> Пример из практики: суд отказался истребовать у ответчика индивидуально определенную вещь, так как в договоре аренды, на который ссылался истец, не был указан заводской номер агрегата, а ответчик представил доказательства того, что получил это оборудование от иного лица Предприниматель Б. обратился в суд к ООО «М.» с требованием вернуть оборудование, которое истец ранее передал ответчику по договору аренды (предмет договора был сформулирован как «линовально-тетрадный агрегат ЛТА-2 1973 г.

выпуска»). Ответчик свою позицию обосновал тем, что договор аренды между ним и истцом реально не исполнялся. При этом ответчик представил доказательства того, что имеющийся у него линовально-тетрадный агрегат был получен от другого лица, не от истца.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований и признал договор аренды незаключенным.

Суд указал:

«Фактические обстоятельства дела не исключают того, что в случае удовлетворения иска предпринимателя общество будет понуждено к передаче не принадлежащего предпринимателю имущества»

. По мнению суда, невозможно только по году выпуска и наименованию индивидуализировать линовально-тетрадный агрегат и истребовать предмет договора (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 сентября 2009 г.

по делу № А63-15174/2008).С вещами, которые определены родовыми признаками, возникают иные проблемы.Распространена практика, когда стороны указывают в договоре только общее описание товара (работ, услуг), а конкретизировать его собираются в дополнительных документах. Составить же такие дополнительные документы забывают.

r /> Пример из практики: суд признал договор незаключенным и отказал во взыскании неустойки, так как стороны не подписали приложения к договору с согласованием марки, цены и количества товара По условиям договора поставщик обязался поставить товар (энергетический уголь) в адрес указанных покупателем грузополучателей в количестве, ассортименте и по срокам, установленным в приложениях, являющихся неотъемлемой частью договора.

Приложения с согласованием марки, цены и количества товара сторонами не подписаны. Поставщик в иске требовал взыскать 6 347 014 руб.

задолженности за поставленный товар и 765 678 руб. неустойки. Суд удовлетворил требования в части основного долга и взыскал с ответчика в пользу истца 6 347 014 руб.

Установив факт признания договора незаключенным, суд указал, что такой договор не может повлечь правовых последствий, породить для сторон права и обязанности. Суд отказал в части взыскания неустойки, «установленной пунктом 6.4 незаключенного договора» (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 2 апреля 2010 г. по делу № А28-14001/2009).Даже если дополнительные документы с конкретизацией товара составлены, может оказаться, что составлены они с недочетами.

И в результате суд все равно признает договор незаключенным.

r /> Пример из практики: суд признал договор незаключенным и отказал истцу во взыскании неустойки, так как товарные накладные и счета-фактуры не содержат ссылки на спорный договор, а кроме того, товар был фактически передан уже после даты прекращения действия спорного договора По договору поставки поставщик обязался поставить, а покупатель – принять и оплатить товар, наименование и количество которого определяется заявкой покупателя и указывается в накладных и счетах-фактурах. Договор предусматривал, что за просрочку оплаты поставленного товара покупатель оплачивает поставщику штраф в размере 1 процента от стоимости отгруженного и неоплаченного товара за каждый день просрочки.

Срок действия договора определен до 1 декабря 2009 года.

Покупатель товар получил, что подтверждается товарными накладными. Стоимость товара в установленные сроки не оплачена.

Поставщик обратился с иском о взыскании основного долга и неустойки за просрочку платежа. Суд удовлетворил исковые требования частично: основной долг взыскал в полном объеме, а в части требований по уплате неустойки отказал. Выводы суда следующие:

  1. анализ фактических отношений сторон не позволяет установить, что действия по передаче товара находились в рамках подписанного между ними соглашения, поскольку товарные накладные и счета-фактуры не содержат конкретного основания для передачи товара, при этом покупатель товара отрицает факт, что отношения сторон регулируются спорным договором;
  1. передача товара по накладным осуществлялась после прекращения действия договора – 1 декабря 2009 года.

    Данное обстоятельство также исключает состоятельность доводов поставщика о наличии между сторонами договора поставки, заключенного в простой письменной форме.

Договор поставки не считается заключенным, поскольку в его условиях не содержится существенных условий, при этом, учитывая фактическую передачу товара, его стоимость подлежит взысканию (постановление ФАС Поволжского округа от 8 июля 2011 г. по делу № А49-8138/2010).Если истец утверждает, что недостаточно конкретизированы существенные условия, многое зависит от того, о каком виде договора идет речь.

Для разных видов договоров закон по-разному определяет, какие условия являются существенными, а какие нет. Сложность заключается в том, что зачастую закон использует недостаточно конкретные формулировки.

И тогда приходится обращаться к судебной практике. r /> Пример из практики: суд назвал условие, которое не является существенным для договора строительного подряда Отсутствие утвержденной в установленном порядке технической документации, определяющей предмет договора, не является безусловным основанием для признания договора незаключенным.

Такое разъяснение привел Президиум ВАС РФ в пункте 5 информационного письма от 24 января 2000 г. № 51

«Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»

. В деле, который рассмотрел суд в этом обзоре, стороны в достаточной степени конкретизировали предмет договора (постройка хозблока из бруса площадью 6 на 8 метров), причем до его заключения заказчик был ознакомлен с типовым образцом хозблока, возводимого подрядчиком.

Поэтому, несмотря на то что статья 743 Гражданского кодекса РФ требует описать в договоре строительного подряда состав и содержание технической документации, в данном случае у суда нет оснований считать договор незаключенным.Вопрос: стороны в договоре возмездного оказания услуг не согласовали сроки оказания услуг.

Может ли это стать основанием для признания договора незаключенным?Ответ: нет, не может, но при условии, что ни одна из сторон не заявляла о необходимости согласовать срок.Срок оказания услуги не является существенным условием договора возмездного оказания услуг, поэтому его отсутствие само по себе не влечет признание договора незаключенным.
Может ли это стать основанием для признания договора незаключенным?Ответ: нет, не может, но при условии, что ни одна из сторон не заявляла о необходимости согласовать срок.Срок оказания услуги не является существенным условием договора возмездного оказания услуг, поэтому его отсутствие само по себе не влечет признание договора незаключенным.

Дело в том, что из договора возмездного оказания услуг усматривается, что сроки оказания услуг не являются невосполнимым условием. При заключении такого договора могут быть применены общие положения Гражданского кодекса РФ о гражданско-правовых договорах и обязательствах (в частности, п. 2 ст. 314 ГК РФ).К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде, если это не противоречит нормам, посвященным возмездному оказанию услуг (ст.

783 ГК РФ).Такая правовая позиция изложена в пункте 8 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165.Вопрос: в договоре подряда отсчет начального и конечного срока выполнения работ наступает после совершения определенных действий сторонами.

Является ли это обстоятельство основанием для признания договора незаключенным?Ответ: нет, не является.В соответствии с пунктом 1 статьи 708 Гражданского кодекса РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы.Установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (ст. 190 ГК РФ).Тем не менее, суды приходят к выводу: даже если срок определен указанием на действие стороны договора или иных лиц (которое не является неизбежным), но такие действия совершены в разумный срок, неопределенность в определении срока производства работ устраняется.

r /> Пример из практики: суд признал заключенным договор подряда, в котором срок начала работы был определен указанием на момент получения аванса Истец обратился с требованием о выплате неустойки в размере 1 825 203 руб.

за нарушение сроков выполнения работ по договору подряда.

Суд первой инстанции заявленное требование удовлетворил частично – взыскал неустойку в размере 558 735 руб., в удовлетворении остальной части требования отказал. Несмотря на то что заявлений о признании договора незаключенным не поступало, суд апелляционной инстанции решил признать договор незаключенным и полностью отказал в иске. По мнению судов апелляционной и кассационной инстанций, условие договора подряда о том, что работы должны быть выполнены в течение 16 недель с момента получения подтверждения с завода о приеме заказа в производство и получения подрядчиком авансового платежа, нельзя признать событием, которое неизбежно должно наступить.

Ведь это условие содержит указание на события, наступление которых зависит от воли сторон (постановление ФАС Московского округа от 24 декабря 2009 г. № КГ-А40/12878-09 по делу № А40-45987/09-125-283).

Значит, условие статьи 190 Гражданского кодекса РФ не выполняется, а следовательно, в договоре не согласованы начальный и конечный сроки выполнения работ. Однако постановлением Президиума ВАС РФ от 18 мая 2010 г. № 1404/10 судебные акты отменены, оставлено в силе решение суда первой инстанции.

Президиум ВАС РФ привел в обоснование следующие доводы.

Требования гражданского законодательства об определении периода выполнения работ по договору подряда как существенного условия этого договора установлены с целью недопущения неопределенности в правоотношениях сторон. Если начальный момент периода определен указанием на действие стороны или иных лиц (в т. ч. на момент уплаты аванса) и такие действия совершены в разумный срок, неопределенность в определении срока производства работ устраняется.

Следовательно, в этом случае условие о периоде выполнения работ должно считаться согласованным, а договор – заключенным. Как установлено судами и подтверждается материалами дела, аванс уплачен в соответствии с условиями договора. При названных обстоятельствах суды апелляционной и кассационной инстанций неправомерно признали договор подряда незаключенным.Данную позицию подтверждает вывод, изложенный в пункте 6 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165.Кроме того, необходимо различать определенные и определимые условия договоров.

В законе не всегда уточняется, можно или нельзя включить в договор те или иные определимые условия без их детализированного описания.

В то же время закон лишь в некоторых случаях содержит четкий запрет на установление условий договора определимым образом (см., например, п.

2 ст. 572 ГК РФ). r /> Пример судебной практики, в котором допускается включение в договор определимых условий (в т.

ч. относящихся к предмету договора)

«.Если в тексте договора купли-продажи недвижимой вещи недостаточно данных для индивидуализации проданного объекта недвижимости, однако они имеются, например, в акте приема-передачи, составленном сторонами во исполнение заключенного ими договора, то такой договор не может быть признан незаключенным»

(абз. 4 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. № 54

«О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»

).Вопрос: в ходе переговоров одна из сторон предложила условие о цене или заявила о необходимости согласовать цену.

Если такое условие в итоге не согласовано, может ли это стать основанием для признания договора незаключенным?Ответ: да, может.Условие о цене является существенным, если в ходе переговоров одна из сторон предложила такое условие или заявила о необходимости его согласования (п. 1 ст. 432 ГК РФ). В таком случае договор считается заключенным, только если:

  1. стороны согласуют такое условие;
  1. сторона, предложившая такое условие или заявившая о его согласовании, откажется от своего предложения.

В противном случае договор считается незаключенным.

Такая правовая позиция изложена в пункте 11 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165.

Аннулирование (Расторжение) нотариального договора

Все вышеизложенное относится и к нотариальным договорам с недвижимостью. Нотариальный договор — это такой же договор, но совершенный в присутствии нотариуса и удостоверенный нотариусом.

Отличие расторжения нотариального договора от простой письменной формы — в оформлении. По правилам Гражданского кодекса РФ изменение договора совершается в той же форме, что и сам договор.

По этому, расторжение договора должно быть оформленно так же в нотариальной форме.

По изложенным выше правилам не возможно расторгнуть уже исполненный нотариальный договор с недвижимостью.

По состоянию на 06 июня 2017 года Москва

«Незаключенность» договора и ее последствия

Недавно на сайте Высшего Арбитражного Суда было опубликовано Информационное письмо Президиума ВАС РФ «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными». Некоторые из положений этого Обзора мы и предлагаем обсудить.

Пункт 1. Если между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то он не считается заключенным и к нему неприменимы правила об основаниях недействительности сделок. В этом пункте Обзора судебной практики ВАС дает однозначный ответ, что явления незаключенности и недействительности следует различать.

В этом пункте Обзора судебной практики ВАС дает однозначный ответ, что явления незаключенности и недействительности следует различать.

Однако этот вывод не однозначен и вызывает некоторые вопросы. Существует два основных подхода к определению соотношения незаключенности и недействительности договора: 1) Недействительные и незаключенные договоры являются самостоятельными категориями, что приводит к невозможности применения последствий недействительности к незаключенным сделкам.

2) Если договор не считается заключенным вследствие несогласования воли (ст.

432 ГК РФ) или несоблюдения требования о государственной регистрации договора (ст. 433 ГК РФ), применяются последствия недействительности сделок (ст.

167 ГК РФ). Сторонники первого подхода говорят о различиях в правовой природе явлений незаключенности и недействительности и усматривают выделение категории «незаключенный договор» в п. 1 ст. 432:

«Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора»

.

Однако вызывает сомнение необходимость вообще выделять такую категорию, как незаключенный договор. При проведении аналогии с недействительными сделками целесообразно сравнивать «незаключенность» договора именно с ничтожностью, поскольку ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения, то есть она изначально не порождает правовых последствий и, по сути, не существует.

То же происходит и в случае, когда договор не был заключен – действия сторон не приводят к порождению сделки как юридического факта, не возникает правовых последствий, а все переданное по незаключенному договору должно быть возвращено как неосновательное обогащение. Что же касается последствий недействительности (ничтожности) сделки и «незаключенности» договора, возврат переданного по первой осуществляется посредством двусторонней реституции, а переданного по второй – согласно позиции ВАС, посредством кондикции. И хотя господствующим является мнение о самостоятельности реституции, некоторые исследователи все же называют реституцию частным случаем кондикции, в связи с чем существенность разницы в природе недействительности сделок и «незаключенности» договора также вызывает сомнения.

Стоит также отметить, что в зарубежных правопорядках нам не встречалось аналогов категории «незаключенного договора» как отдельного института. Пункт 10. При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по незаключенному договору, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество. Данное положение Обзора, рассматриваемое во взаимосвязи с казусом, подтверждающим этот тезис, вводит некую кондикцию владения.

При возврате переданного в отсутствие договора истец должен доказывать только лишь факт передачи имущества, не доказывая титул собственника или владельца этим имуществом. Тем самым Суд возвращает стороны в имущественное положение, которое существовало до осуществления предоставления в отсутствие договора.

В случае, если осуществившее предоставление лицо является собственником вещи, в силу принципа генеральной кондикции (ст. 1103 ГК РФ) оно должно воспользоваться виндикационным иском.

Тот же способ защиты должен использоваться и в случае передачи вещи титульным владельцем (ст. 305 ГК РФ). Получается, что указанный в пункте 10 способ защиты применим только в случае передачи вещи беститульным владельцем. Для возникновения предлагаемого в Обзоре кондикционного обязательства необходимо наличие трех элементов фактического состава: наличие обогащения на стороне приобретателя, получение обогащения за счет потерпевшего и отсутствие правового основания такого обогащения.

Для возникновения предлагаемого в Обзоре кондикционного обязательства необходимо наличие трех элементов фактического состава: наличие обогащения на стороне приобретателя, получение обогащения за счет потерпевшего и отсутствие правового основания такого обогащения. В казусе, описанном в пункте 10 Обзора, видимо, обогащением является владение имуществом. Отнесение владения вещью является дискуссионным.

Но даже если допустить это, получается, что при отсутствии титула у лица, передавшего владение вещью, отсутствует второй элемент фактического состава кондикции – обогащение происходит не за счет этого лица, поскольку по распределению имущественных благ в обороте беститульный владелец не должен получать выгоду от незаконного владения имуществом. Открытым остается и вопрос о том, может ли ответчик доказывать право собственности третьего лица на вещь, являющуюся предметом спора.

При недопущении такого возражения решение суда, которое не учитывает отсутствие титула на имущество у истца, будет крайне несправедливым – имущество будет передано лицу, которое не имеет основания им владеть. Пусть и от лица, также владевшего безосновательно.

В связи с изложенным для обсуждения предлагаются вопросы: 1) Необходимо ли выделять категорию «незаключенного договора»? Или же таких ситуациях допустимо применение положений о недействительных сделках? 2) Можно ли незаключенный договор признать недействительным?

А недействительный – незаключенным?

3) Нарушение требований к форме договора влечет за собой признание договора незаключенным или недействительным? 4) Насколько оправдан закрепленный в пункте 10 способ защиты?

Не носит ли требование о возврате предоставленного по «незаключенному договору» характер виндикации? 5) Допустимо ли в петиторном процессе по требованию о возврате переданного посессорное возражение ответчика о принадлежности вещи третьему лицу?

Александра Миргородская

Признание договоров незаключенными как следствие невосполнимости их существенных условий.

В журнале «Цивилист» № 3 за 2001 г. опубликована моя статья

«Признание договоров незаключенными как следствие невосполнимости их существенных условий»

. Поводом для написания этой статьи послужило то, что, по моему мнению, практика применения института признания договоров незаключенными идет по неправильному пути.

В статье сделана попытка доказать следующие положения. 1. К существенным, в т. ч. необходимым, условиям, указанным в абз.2 п.1 ст.432 Гражданского кодекса РФ не должны относиться следующие условия: 1) которые стороны могут включить или не включить в договор (обычные и случайные условия).

Их отсутствие в договоре никак не влияет на то, порождает он правовые последствия или нет; 2) через которые определяются признаки вида договоров. В качестве примеров можно привести условия о переходе права собственности на вещь либо о возмездности договора. При их отсутствии в договоре споры между сторонами разрешаются за счет применения принципов гражданского права, т.

е. эти условия являются восполнимыми. 2. Достижение соглашения сторонами по существенным условиям является одним из условий того, что договор порождает правовые последствия. Если такое соглашение недостигнуто, договор признается незаключенным.

Однако следует учитывать, что такая ситуация возникает только, если существенные условия нельзя определить через правила толкования договора, предусмотренные ст.431 ГК. Кроме того, что есть ряд условий, которые стороны не обязаны согласовывать, поскольку закон прямо содержит правила восполнения их отсутствия в договоре.

Это исключает признание договоров незаключенными в силу отсутствия в них этих условий.

3. Предмет — это то существенное условие, которое присутствует у любого договора, в том числе прямо не предусмотренного законодательством, вне зависимости от способа его заключения. Предметом договора является то, по поводу чего возникают права и обязанности и на что они направлены. Предмет договора должен быть настолько индивидуализирован, чтобы выделить его из числа объектов гражданских прав этого же вида.

Из положений ГК можно сделать вывод, что применительно к договорам на передачу имущества в качестве предмета рассматривается само это имущество, т. е. вещи или имущественные права.

В предмет этих договоров не входят: 1) условия передачи предметов (возвратность-безвозвратность, возмездность-безвозмездность), которые определяются, как указывалось выше, исходя из принципов гражданского права; 2) встречное предоставление, составляющее отдельное существенное условие. По договорам на выполнение работ и оказание услуг предмет составляют определенные действия.

Однако в предмет договоров входят не все действия, которые составляют предмет обязательства, а только направленные на определенные объекты (вещи, качества человека и др.).

Кроме того, договоры на выполнение работ нацелены на определенный результат, который также входит в предмет договора, поскольку именно за счет него удовлетворяются потребности заказчика.

Таким образом, в предмет договоров на оказание услуг входят действия и объект, на который они направлены, в предмет договоров на выполнение работ – действия, объект, на который они направлены, и результат, характеризующий качество объекта. Предметом организационных договоров являются взаимные действия их сторон, направленные на упорядочение отношений между ними. 4. Признание договора незаключенным не должно являться самостоятельным способом защиты (и соответственно предметом спора).

Признание договора незаключенным – это возможность для суда выйти из правового тупика в тех случаях, когда он не может установить, о чем договорились стороны.

Соответственно это делается судом по своей инициативе в рамках разрешения спора, возникшего из договора. Признание договора незаключенным принципиально отличается от недействительности договора. Требования о признании оспоримого договора недействительным и о применении последствий такой недействительности либо о возврате имущества, полученного по ничтожному договору, направлены на устранение нарушений: договора, противоречащего законодательству, либо незаконного владения имуществом.

Признание судом договора незаключенным происходит в ситуации, когда стороны договора не согласовали имеющие существенное значение условия, которые суд самостоятельно определить не может.

Кроме того, при рассмотрении вопроса о том, заключен договор или нет, производится оценка совпадения встречного волеизъявления сторон в совокупности по всем существенным условиям, а не по каждому условию в отдельности. Отсюда невозможность частичного признания договора незаключенным либо признание его таковым на будущее время.

P.S. С учетом состоявшегося обсуждения указанная выше статья расширена и опубликована под названием

«Существенные условия и незаключенность договоров: проблемы теории и практики»

в журнале «Хозяйство и право», 2012 г., № 6, стр.32 (статья размещена на моей личной странице). Спасибо всем, кто принял участие в обсуждении.

Недействительность и незаключенность договора.

Практические вопросы.

Вопрос о разграничении недействительных и незаключенных (несостоявшихся) договоров в последнее время встал наиболее остро. В судебной практике очень часто встречаются споры не о том, действителен договор или нет, а по поводу квалификации того или иного действия как договора. При этом, суды отказывают в удовлетворении исков о признании договоров недействительным и применении последствий их недействительности на том основании, что договор является незаключенным.

Поэтому проблема соотношения недействительных и незаключенных (несостоявшихся) договоров представляется весьма актуальной.

Ее решение особенно важно потому, что от квалификации договора зависит возможность применения тех или иных правовых норм и наступление предусмотренными ими правовых последствий.

Причем, если последствия недействительности договоров подробно урегулированы законом, то в отношении последствий незаключенных договоров закон не содержит никаких специальных указаний. Проблема недействительных и незаключенных договоров имеет также иной аспект. Для стабильности гражданского оборота особенно важно, чтобы договоры соответствовали тем требованиям, которые к ним предъявляет закон, и приводили к установленным им правовым последствиям.

Поэтому независимо от юридической квалификации договора (как недействительного или как незаключенного) необходимо стремиться к тому, чтобы подобных договоров в гражданском обороте было меньше. Однако некоторые нормы, содержащиеся в действующем законодательстве, а также правоприменительная практика нередко способствуют увеличению количества договоров, не влекущих соответствующих их содержанию правовых последствий. В связи с этим встает вопрос о необходимости внесения изменений в действующее законодательство, а также корректировки некоторых тенденций практики его применения.

Несоответствие сделки требованиям закона или не достижение правового эффекта, на который она направлена, могут быть присущи как недействительной, так и действительной сделке. Например, оспоримая сделка до оспаривания не соответствует требованиям закона, а завещание до открытия наследства не вызывает именно тех правовых последствий, на которые оно направлено, но в обоих случаях имеет место действительная сделка.

Поэтому указанные признаки не могут быть положены в основу утверждения о том, что недействительная сделка сделкой не является.

Вместе с тем общие признаки, присущие как действительным, так и недействительным сделкам, свидетельствуют о том, что и те и другие обладают одинаковыми по своей юридической природе формой и содержанием – формой и содержанием сделки. Пороки недействительной сделки не меняют ее юридическую природу как сделки, а лишь приводят к тому, что недействительная сделка не порождает тех правовых последствий, на которые она направлена.

Однако отсутствие последствий, на возникновение которых была направлена недействительная сделка, свидетельствует лишь об отсутствии эффекта сделки, но не об отсутствии самой сделки. Необходимо разграничивать действие и его результат, и неверно составным элементом действия считать достижение только определенного, желательного для лица, а не какого-нибудь иного результата. Объединение действительных и недействительных сделок в одну категорию – сделки оправдано еще и потому, что к ним применяется ряд общих норм права.

В частности, оценка договора на предмет его соответствия требованиям закона осуществляется на основании положений об отдельных видах договоров, а не норм об иных видах юридических фактов (например, деликтах). В результате, недействительный договор характеризуется как соглашение, не соответствующее требованиям закона и не влекущее тех правовых последствий, на которые оно направлено, но являющееся сделкой. В содержание же конкретного договора входят только существенные и обычные условия.

Условия же договора определенного типа можно подразделить на существенные и несущественные, а последние, в свою очередь, – на обычные и случайные. Вместе с тем при рассмотрении вопроса, вступил ли договор в силу, учитываться должны не только условия, включенные в содержание конкретного договора, но и те, которые должны были быть включены в такой договор в соответствии с законом.

Можно сделать вывод о том, что необходимо различать ситуации, когда соглашение между сторонами вообще не достигнуто, и когда оно достигнуто, но не содержит всех условий, названных законом существенными. Таким образом, договор следует считать заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение, направленное на гражданско-правовые последствия, по тем существенным условиям, которые стороны сочли необходимым согласовать, поскольку с этого момента такое соглашение приобретает форму и содержание сделки.

При включении сторонами в такое соглашение, не всех условий, названных законом существенными, договор должен считаться недействительным как не соответствующий требованиям, предъявляемым законом к содержанию сделки. При этом под достижением соглашения следует понимать отсутствие неурегулированных разногласий относительно любых условий, которые решили согласовать стороны: существенных в соответствии с законом и существенных по инициативе сторон.

При наличии разногласий по договорным условиям, а также если на оферту не получен акцепт или получен акцепт на иных условиях (новая оферта), необходимо считать, что договор не заключен в связи с тем, что волеизъявление обладает формой и содержанием сделки, несоблюдение установленной законом формы свидетельствует не о том, что договор не заключен, а об его заключении с нарушениями требований закона. Поэтому соблюдение формы, от которого зависит возникновение прав и обязанностей сторон, должно рассматриваться как условие действительности договора, а не как основание для признания его заключенным.

При несоблюдении формы, установленной соглашением сторон, должна действовать презумпция того, что стороны договор еще не заключили, поскольку не намеревались связать себя правами и обязанностями. Однако, если стороны приступили к исполнению соглашения, следует исходить их того, что они отказались от ранее достигнутого соглашения относительно формы, и заключен действительный договор в иной форме. Государственная регистрация и ее значение для заключения договора» посвящен выявлению правовой природы государственной регистрации договора и ее роли в заключении договора.

По мнению автора, отметка регистрирующего органа на договоре-документе не имеет отношения к его форме, а только подтверждает факт уже произведенной регистрации.

Поэтому законодатель обоснованно не относит государственную регистрацию ни к самостоятельной форме, ни к элементам одной из предусмотренных законом форм договора. По мнению многих авторов, следует, что государственная регистрация, по общему правилу, является стадией заключения договора, а в предусмотренных законом случаях – условием его действительности.

Однако анализ законодательства показывает, что не удается выделить ни одного случая, когда несоблюдение требования о государственной регистрации для сделок с недвижимым имуществом влечет ничтожность договора вместо его незаключенности.

Несоблюдение регистрации договоров о передаче прав на объекты интеллектуальной собственности все же влечет ничтожность сделки. Но данная регистрация имеет те же цели, что и регистрация сделок с недвижимым имуществом. Поэтому последствия несоблюдения обеих регистрации должны быть одинаковы.

Между тем, квалификация государственной регистрации как стадии заключения договора неверна по существу. Заключение договора завершается в момент достижения соглашения, когда последнее обретает форму и содержание сделки, то есть еще до его государственной регистрации.

Поэтому соблюдение требования о государственной регистрации договора следует считать условием его действительности, а не основанием для признания договора заключенным. По этому, можно подвергнуть критическому анализу позиции тех решений суда, которые к «незаключенным» договорам предлагают применять нормы об обязательствах из неосновательного обогащения или виндикации вместо положений о последствиях недействительности сделок.

Таким образом, как правило, стороны как недействительного, так и «незаключенного» договора полагают, что их соглашение привело к возникновению соответствующих прав и обязанностей, и приступают к их исполнению. Однако нормы об обязательствах из неосновательного обогащения и виндикации не рассчитаны на то, чтобы вернуть переданное по сделке ее обеим сторонам.

Если же имущество будет возвращено только одной стороной, возникнет реальное неосновательное обогащение другой стороны договора. Между тем нормы о реституции, в отличие от положений о виндикации и кондикции, направлены на то, чтобы избежать подобной ситуации, что в большей степени соответствует интересам сторон как недействительного, так и «незаключенного» договора, а также публичным интересам.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+